Аналитическая справка по заявлениям об оспаривании постановлений, действий (бездействия) должностных лиц УФССП России по Ивановской области за первое полугодие 2014 года

В 2014 г. в суды Ивановской области предъявлено  229 заявление об оспаривании действий (бездействия) должностных лиц  УФССП России по Ивановской области. Общее количество заявлений об оспаривании действий (бездействия) должностных лиц составило 376. Из них обоснованными признано 19 заявлений. Кроме того, значительное количество заявлений (147) перешло остатком с 2013 г. Таким образом, показатель работы по данному направлению составил 5,1 %, при установленном 7%.

Отмечается предъявление органами прокуратуры одновременно существенного количества заявлений (30-91 заявлений по исполнительным производствам о взыскании штрафа).

Однако стоит отметить, что в результате надлежащей работы по линии отдела правового обеспечения и досудебным урегулированием требований заявителей увеличение количества заявлений на действия (бездействия) должностных лиц УФССП России по Ивановской области за первое полугодие 2014 г. незначительно.  Так в 2013 г. в первом полугодии предъявлено 351 жалоба.

Вместе с тем, количество удовлетворенных заявлений также  остается по сравнению с аналогичным периодом 2013 года остается на прежнем уровне.

В первом полугодии 2014 г. прекращено производство по 192 заявлениям. Практика рассмотрения заявлений об оспаривании действий (бездействия) должностных лиц УФССП России по Ивановской области показывает, что подавляющее большинство заявлений, направленных в суд являются обоснованными. Лишь принятие мер по досудебному урегулированию спора, включая меры по отмене незаконно вынесенного постановления, принятия мер по совершению необходимых исполнительных действий и мер принудительного исполнения для окончания исполнительных производств в связи с фактическим исполнением, позволяет избежать удовлетворения заявленных требований. 

Обобщение рассмотренных судами Ивановской области жалоб позволяет сделать вывод о том, что основными причинами обжалования действий должностных лиц Управления являются:

1). Бездействие судебных приставов-исполнителей. Существенно возросло количество заявлений на бездействие должностных лиц по длительному неисполнению требований исполнительных документов. При этом заявителем по таким категориям жалоб нередко выступает прокуратура Ивановской области по исполнительным производствам в пользу бюджетных организаций, а также по исполнительным документам, по которым прокуратура выступает взыскателем, либо по исполнительным документам о взыскании алиментов или штрафов.

2) Стремление должников уклониться от исполнения требований исполнительных документов, а также ответственности за несвоевременное их исполнение.

2) Неправильное толкование заявителями положений действующего законодательства об исполнительном производстве.  

3). Незаконные действия судебных приставов-исполнителей, нарушающие права и законные интересы граждан и юридических лиц.

В результате рассмотрения заявлений об оспаривании действий (бездействия) должностных лиц УФССП России по Ивановской области в 2014 г. формировалась судебная практика по различным вопросам применения законодательства об исполнительном производстве.

 

Судебный пристав-исполнитель вправе наложить арест на имущество должника, находящееся в залоге у лиц, не являющихся взыскателем по исполнительному производству.

Ленинским районным судом г. Иваново рассмотрено заявление Г.об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя о запрете регистрационных действий и составления акта ареста транспортного средства. Требования мотивированы тем, что судебным приставом в рамках исполнительного производства составлен акт описи ареста, наложен арест на автомобиль «М/А» принадлежащий на праве собственности заявителю. Данный автомобиль находится в залоге у банка «Л» на основании договора залога. Так же заявитель ссылался, что данный автомобиль обременен правами третьих лиц, указывая на то должник оплачивает задолженность в добровольном порядке и ссылаясь на п. 3.1 ст. 80 ФЗ «Об исполнительном производстве» где установлен прямой запрет на арест имущества обремененного залогом. На удовлетворении заявленных требований настаивал банк «Л».

Отказывая в удовлетворении заявленных требований суд указал следующее.

По смыслу положений действующего законодательства, требования заявителя удовлетворяются при условии доказанности нарушения оспариваемыми действиями прав и законных интересов заявителя, обязанность доказывания лежит на заявителе.

Частью  3.1 ст. 80 ФЗ предусмотрен запрет ареста заложенного имущества в целях обеспечения иска взыскателя, не имеющего преимущества перед залогодержателем    в удовлетворении требований. Из  буквального толкования ч. 3.1 ст. 80 ФЗ следует, что запрет ареста заложенного имущества установлен только в целях обеспечения иска, то есть при исполнении судебным приставом-исполнителем определения суда о принятии мер по обеспечению иска, в то время как заявителем оспаривается наложение ареста на имущество должника в рамках исполнительного производства по исполнению решения суда о взыскании денежных средств, совершенное в целях обеспечения исполнения требований исполнительного документа. В соответствии со ст. 349 ГК РФ, ч.ч. 5, 6 ст. 55 ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости), обращение взыскания на жилое помещение, принадлежащее физическому лицу, возможно только на основании решения суда. Поскольку какие-либо судебные акты об обращении взыскания на предмет ипотеки отсутствуют, постановление судебного пристава-исполнителя о запрете на совершение регистрационных действий не может повлечь нарушение прав и законных интересов ни должника, ни залогодержателя.

Частью 3 ст. 87 ФЗ предусмотрена возможность реализации заложенного имущества в пользу взыскателей, не являющимися залогодержателями, а так же установлено, что такое имущество подлежит реализации на торгах. Так, наличие залоговых обязательств у должника в отношении имущества, на которое наложен арест, само по себе не свидетельствует о незаконности ареста.

Довод о том, что наложение ареста на заложенное имущество препятствует обращению взыскания на него залогодержателем для погашения задолженности по кредитному договору, не влияет на оценку законности действий судебного пристава-исполнителя. 

 

Судебный пристав-исполнитель вправе обращать взыскание на денежные средства должника (от продажи единственного жилья) и объявлении запрета лицам, имеющим доступ к индивидуальному банковскому сейфу, находящемуся в банке.

С. обратилась в суд с заявлением о признании незаконным постановления судебного пристава-исполнителя об обращении взыскания на денежные средства должника и объявлении запрета лицам, имеющим доступ к индивидуальному банковскому сейфу, находящемуся в банке. Указывая, что указанное постановление вынесено с нарушением закона, поскольку ст. 68, ч.3 ст. 69, 70 ФЗ «Об исполнительном производстве» не регламентирует обращение взыскания на денежные средства на денежные средства должника и объявлении запрета лицам, имеющим доступ к индивидуальному банковскому сейфу, находящемуся в банке. Так же заявителем было указано на то, что денежные средства, находящиеся в ячейке получены от продажи единственного жилья и денежные средства были предназначены для покупки нового жилья.

Отказывая в удовлетворении заявлении, суд исходил из следующего.

Судебным приставом-исполнителем при вынесении оспариваемого постановления были правильно применены нормы материального и процессуального права, в частности ст. ст. 64, 68, 69, 70, 84 ФЗ «Об исполнительном производстве».

Доводы жалобы о том, что в результате вынесения оспариваемого постановления С. была лишена единственного жилого помещения несостоятельны.

В данном случае взыскание обращено на денежные средства, принадлежащие должнику. Статьей 101 ФЗ  доход от продажи жилого помещения не предусмотрен в перечне доходов, на которое не может быть обращено взыскание. Перечень доходов является исчерпывающим.

Суд считал необоснованным довод заявителя о нарушении ее права на жилище по основаниям невозможности обращения взыскания на единственное жилье, поскольку указанным постановлением  взыскание обращено на денежные средства, принадлежащие С. по договору купли – продажи квартиры.

Суд критически отнесся к доводам о применении аналогии закона о несостоятельности (банкротстве), поскольку взыскание судебным приставом обращено на имущество, которое не было включено в конкурсную массу должника, если бы применялась установленная законом процедура банкротства. Так, в установленном законом «О несостоятельности (банкротстве)» порядке заявление о признании гражданина банкротом не проводилось и решение по нему не принималось.

 

Старшим судебным приставом правомерно отказано в удовлетворении  жалобы поданной в порядке подчиненности.

Д. обратилось в суд с заявлением об оспаривании постановления старшего судебного пристава об отказе в удовлетворении жалобы поданной в порядке подчиненности. Заявление мотивировано тем, что Д. обратилось к старшему судебному приставу с жалобой на действия судебного пристава-исполнителя. Рассмотрев указанную жалобу, должностное лицо вынесло постановление об отказе в удовлетворении жалобы.

Отказывая в удовлетворении заявления, суд пришел к следующему выводу.

Основания для признания незаконным действий данного должностного лица не имеется. Доводы жалобы Д. о том, что были нарушены его права при рассмотрении его заявления, разрешены старшим судебным приставом и правомерно были признаны обоснованными. Доводы жалобы Д. рассмотрены в полном объеме, выводы обжалуемого постановления соответствуют п.п.8, п.2 ст. 14 ФЗ «Об исполнительном производстве». Так же должностным лицом было разъяснено заявителю порядок и сроки обжалования действий (бездействия) судебного пристава-исполнителя. Доказательств того, что обжалуемым решением нарушены права заявителя не представлено. Постановление старшего судебного пристава не противоречит положениям законодательства об исполнительном производстве.

Время создания/изменения документа: 15 апреля 2016 12:11 / 15 апреля 2016 13:28

Версия для печати