Обзор судебной практики на основании постановлений Высшего арбитражного суда Российской Федерации и Верховного суда Российской Федерации по проблемным вопросам применения законодательства об исполнительном производстве в 2013 году

1. Судебный пристав-исполнитель вправе по приостановленному исполнительному производству совершать исполнительные действия, в том числе арест имущества должника.

 

Постановлением  Президиума ВАС РФ от 17.07.2012 г. по делу № 3498/12 признаны законными действия судебного пристава-исполнителя по аресту имущества должника-организации и передаче его на хранение третьему лицу по приостановленному исполнительном производству по следующим основаниям.

Последствия приостановления исполнительного производства регламентированы ФЗ «Об исполнительном производстве».

В соответствии с частью 6 статьи 45 Закона об исполнительном производстве по приостановленному исполнительному производству до его возобновления не допускается применение только мер принудительного исполнения. Каких-либо других ограничений, в том числе по совершению иных исполнительных действий, Закон не содержит.

Оспариваемые действия и акты судебного пристава-исполнителя были осуществлены в целях обеспечения сохранности имущества должника, которое подлежало передаче взыскателю, поэтому они не нарушали определение суда апелляционной инстанции о приостановлении исполнительных производств, так как являлись не мерами принудительного исполнения, а выступали своего рода обеспечительными мерами, гарантирующими возможность исполнения судебного акта после возобновления исполнительных производств.

Совершенные судебным приставом-исполнителем обеспечительные меры также не нарушали прав и законных интересов должника, поскольку арестованное имущество было изъято и передано на ответственное хранение лицу, с которым служба судебных приставов заключила договор на оказание услуг по хранению, и эти действия не являлись принудительным исполнением исполнительного документа.

Должник вправе после прекращения исполнительных производств получить свое имущество, освободившееся от ареста.

 

2. Отказ должника в получении свидетельства о праве на наследство не является препятствием для обращения взыскания на наследуемое имущество.

 

Взыскатель обратился в суд с заявлением об обращении взыскания на имущество, которое принадлежит должнику-наследнику, поскольку должник уклоняется от получения свидетельства о праве на наследство с целью затруднения возможности обращения взыскания на имущество. Суды первой и апелляционной инстанции отказали в удовлетворении указанного заявления, полагая, что  ГК РФ либо иным федеральным законом  не предусмотрено нормы, обязывающей наследника в обязательном порядке оформить свои права на наследственное имущество, а также не установлен срок, в течение которого указанные действия должны быть им совершены.

Верховный суд РФ определением от 24.04.2012 г. № 18-В12-9 отменил указанные судебные акты по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 4 статьи 1152 Гражданского кодекса Российской Федерации принятое наследство признается принадлежащим наследнику со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия, а также независимо от момента государственной регистрации права наследника на наследственное имущество, когда такое право подлежит государственной регистрации.

Как разъяснено в пункте 11 совместного Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации N 10/22 от 29 апреля 2010 г. "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав", если наследодателю принадлежало недвижимое имущество на праве собственности, это право переходит к наследнику независимо от государственной регистрации права на недвижимость. Право собственности на недвижимое имущество в случае принятия наследства возникает со дня открытия наследства (пункт 4 статьи 1152 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Согласно статье 1153 (пункт 1) Гражданского кодекса Российской Федерации принятие наследства осуществляется подачей по месту открытия наследства нотариусу или уполномоченному в соответствии с законом выдавать свидетельства о праве на наследство должностному лицу заявления наследника о принятии наследства либо заявления наследника о выдаче свидетельства о праве на наследство.

В силу пункта 2 статьи 1157 Гражданского кодекса Российской Федерации наследник вправе отказаться от наследства в течение срока, установленного для принятия наследства (статья 1154), в том числе в случае, когда он уже принял наследство.

Согласно пункту 1 статьи 1163 Гражданского кодекса Российской Федерации свидетельство о праве на наследство выдается наследникам в любое время по истечении шести месяцев со дня открытия наследства, за исключением случаев, предусмотренных указанным Кодексом.

Таким образом, как следует из смысла указанных норм, наследник, принявший наследство и не отказавшийся от него в течение срока, установленного для принятия наследства, считается собственником этого имущества с момента открытия наследства независимо от времени получения свидетельства о праве на наследство и момента государственной регистрации права собственности на наследственное имущество.

Согласно части 4 статьи 69 Федерального закона от 2 октября2007 г. N 229-ФЗ (с последующими изменениями и дополнениями) "Об исполнительном производстве" при отсутствии или недостаточности у должника денежных средств взыскание обращается на иное имущество, принадлежащее ему на праве собственности, хозяйственного ведения и (или) оперативного управления, за исключением имущества, изъятого из оборота, и имущества, на которое в соответствии с федеральным законом не может быть обращено взыскание независимо от того, где и в чьем фактическом владении и (или) пользовании оно находится.

Соответственно, по истечении шести месяцев с момента открытия наследства взыскатель не лишен права обратиться в суд с заявлением об обращении взыскания на принятое должником наследственное имущество, в отношении которого последним не получено свидетельство о праве на наследство и не произведена регистрация права собственности.

 

3. Предоставление судебному приставу-исполнителю должниками договоров купли-продажи, дарения и др., в целях подтверждения принадлежности имущества третьим лицам, не является безусловным основанием для снятия ареста.

 

Постановлением Президиума ВАС РФ от22.032012 г. № 6136/11 признано незаконным постановление судебного пристава-исполнителя  о снятии ареста с недвижимого имущества должника, поскольку предоставленный судебному приставу-исполнителю договор купли-продажи является мнимой сделкой.

В силу п. 1 ст. 170 ГК РФ мнимая сделка, т.е. сделка, совершенная лишь для вида, без намерения ей создать соответствующие правовые последствия, ничтожна.

Мнимые сделки относятся к категории ничтожных, поэтому такие сделки недействительны согласно положениям п. 1 ст. 166 ГК РФ независимо от признания их судом. В этой связи суд может констатировать факт недействительности ничтожной сделки не только в рамках отдельного искового производства, н6о и при рассмотрении иных споров, если придет к выводу о том, что недействительность сделки может непосредственно повлиять на его выводы по делу.

Таким образом, если судебный пристав-исполнитель усматривает признаки мнимости сделки, совершенной в отношении арестованного имущества, основания для снятия ареста отсутствуют. Суд вправе применить последствия недействительности сделки в рамках рассмотрения дела об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя о наложении ареста, либо в рамках иска об исключении имущества их акта описи (ареста).

При оценке обстоятельства, указывающих на мнимый характер сделки, суд учел следующее.

В момент составления акта о наложении ареста на имущества представитель должника, присутствующий при совершении исполнительных действий, не заявлял возражений относительно принадлежности этого имущества другому лицу.

Судебному приставу-исполнителю не представлены документы, подтверждающие оплату стоимости имущества.

Согласно условиям договора имущество подлежало передаче третьему лицу по акту приема-передачи в месте его нахождения по адресу, по которому был произведен арест. На дату совершения исполнительных действий в виде составления описи и наложения ареста, имущество поименованное в договоре купли-продажи, несмотря на составление соответствующего акта приема-передачи, не передавалось, продолжая оставаться в месте его первоначального фактического нахождения.

Указанные обстоятельства в совокупности свидетельствуют о том, что представленный судебному приставу-исполнителю договор купли-продажи является мнимой сделкой, поскольку у сторон при его заключении не было реальных намерений создать соответствующие правые последствия, поэтому основания для снятия ареста с имущества должника отсутствовали.

На основании изложенного, необходимо оценивать представляемые должниками договоры на предмет выявления признаков мнимости сделки.

 

4. Стороны исполнительного производства имеют право самостоятельно оспорить в суде сведения, содержащиеся в отчете оценщика.

 

Президиум ВАС РФ пересмотрена высказанная ранее правовая позиция относительно отсутствия возможности оспаривания отчета оценщика в исполнительном производстве. Складывающаяся до сегодняшнего дня судебная практика арбитражных судов порождала большое количество удовлетворенных жалоб о признании незаконными постановлений судебных приставов-исполнителей о принятии результатов оценки и в последующем являлась основанием для удовлетворения многомиллионных имущественных требований к Службе.

В указанном Постановлении от 23.10.2012 г. № 6083/12 Президиум Высшего Арбитражного Суда Ивановской области Российской Федерации указал, что с учетом действующего законодательства об исполнительном производстве и оценочной деятельности оспаривание величины стоимости объекта оценки, указанной оценщиком в отчете, может осуществляться  путем предъявления отдельного иска к оценочной организации.

В Промышленный районный суд г. Ставрополя обратилась гржданска П. с заявлением о признании незаконным постановления судебного пристава-исполнителя об оценке вещи или имущественного права.

П. указала, что оценка арестованного имущества значительно занижена, и просила суд признать незаконным постановление об оценке вещи или имущественного права.

Принимая решение об отказе в удовлетворении заявленных требований, суд исходил из следующего. Согласно ст. 13 ГК РФ постановление судебного пристава-исполнителя может быть признано недействительным при соблюдении одновременно двух условий: оспариваемый акт не соответствует закону или иным нормативным правовым актам и нарушает гражданские права и охраняемые законом интересы гражданина.

В соответствии с п. 7 ч. 2 ст. 85 ФЗ «Об исполнительном производстве» судебный пристав-исполнитель обязан привлечь оценщика для оценки вещи, стоимость которой по предварительной оценке превышает тридцать тысяч рублей.

Согласно п. 3 ч. 4 ст. 85 ФЗ «Об исполнительном производстве» если судебный пристав-исполнитель обязан привлечь оценщика для оценки отдельной вещи или имущественного права, то судебный пристав-исполнитель выносит постановление об оценке вещи или имущественного права не позднее трех дней со дня получения отчета оценщика.

Судом установлено, что судебный пристав-исполнитель при проведении процедуры оценки действовал в соответствии с законом.

Судом также указано, что в соответствии с п. 3 ч. 4 ст. 85 указанного закона заявительница имела право оспорить в суде стоимость объекта оценки. Право оспорить сведения, содержащиеся в отчете, также установлено ст. 13 ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации». Заявитель своим право не воспользовался, иного отчет судебному приставу и суду не представлено.

Время создания/изменения документа: 15 апреля 2016 12:11 / 15 апреля 2016 13:29

Версия для печати